Radio-girl

Посвящается Анне Пушкиной, одной из самых красивых девушек, в надежде на то, что данное произведение вызовет у неё улыбку и хотелось бы верить, будет жить в ней на протяжении всей жизни.

Рассуждение

(Для прочтения не обязательно).

Разберёмся с метаположением действий:

Москва, я там никогда не был, но и желания туда съездить, у меня нет. Тот же грязный Российский город…

Париж, мечта, как и у многих, но что-то внутри меня отговаривает использовать его в качестве места событий, может, слишком уж часто он встречается в историях об…

Вчера общался по веб-камере с девушкой с Архангельска, красиво звучит. И я не представляю, как он выглядит, что является большим плюсом для фантазии. 

Решено! Архангельск – место событий.

Перихария
(О том, чем Анна воодушевила).

Девушка ну-у-у, очень хороша! А какой вкус! Она не идеальна в привычках, но как я ей уже писал, совершенство не в идеальности, не в отточенных донельзя манерах, движениях, а в естественности, умении завлечь, ничего для этого специально не делая.


Повествование
(Ни в коем случае не пропускать, всем приятного прочтения!)

— И я начинаю… уже заканчиваю…

Конец

«Так-с, что тут творится? Кеша хватит щёлкать по печатной машинке, жуй ириски лучше!»

— Мяу! Часть первая!

«Не ёрничай! Познакомься с читателями!»

— Здравствуйте! Я Кеша, а кто вы, мы знакомы?

«Нет, вы не знакомы. Но всё ещё впереди. Представь меня».

— Рад представить вам моего друга Артура!

«Ты это, Кеша, раз уж так хочешь стать писателем, то давай ты сам всё расскажешь. Хорошо?»

— С удовольствием!

«Удачи! Более не тревожу».

— Кажется, ушёл, слава СССР! Влюбился парень, никогда ещё не видел его таким, только о ней постоянно и талдычит! Во уже где! По горло его рассказы! Ладно, если вам интересно, я начну свою (то есть его) историю… ещё одну историю об… нет, постойте, что-то не то, зайду-ка я с другого поворота…

«Задумался Кеша, представил свою Соньку и расцвёл, а ещё что-то про меня говорит!»

— Что он там возмущается? Ну, да-да, я тоже влюблён. Но мы тут не для того, что бы дискуссии разводить. Прежде надо поделиться с людьми твоей историей. Я уже нашел, с какого дерева оттолкнуться…

«Он уже нашёл!»

— Верно, не перебивай! Я сижу у окна на третьем этаже и мечусь в появлении вдохновения, попивая приторный кофе, подбегаю и щёлкаю по печатной машинке, вычерчивая слова. Иногда, посматриваю вниз и замечаю конец октября, ожидаю первые морозные дни. Засыпаю, видя блаженный сон о Сонечке. Пока я изо всех сил стараюсь её закадрить…

«Эй, не путай читателей!»

— Не буду – не буду! Так-с, нужно сосредоточиться! Жду-не дождусь морозных дней. Наблюдаю, как солнечные лучи с нежностью вторгаются в угасающую ночь, захватывая в яркий плен верхние этажи, постепенно опускаясь и касаясь холодным пламенем асфальта. Сквозь моё сопение слышится сонная игра радио «Белки», студия которой находится в доме через дорогу. Под их еле волочащуюся, но приятную мелодию, из узкого тёмного переулка показывается чья-то голова. О, да это же Борис! Ну, сейчас начнётся! Борька у нас ещё тот дебошир! Как я и ожидал, его рука поднимается, выставляя ствол на взор солнцу, которое уже сходило в душ, ободрилось и повеселело, раскрасив улицу вдоль и поперёк в более насыщенные цвета, выпускает пулю… тут-то и поехало! Перестрелка!  Лепота… Спокойная, медленная музыка и… Рука моя тянется к телефону… как, вдруг, всю гармонию нарушает или наоборот дополняет её, девушка, идущая посередине дороги, устремившая свой взгляд строго вдаль, кажется, ей всё по барабану… Кругом свист пуль, а она в наушниках что-то поёт. Я открываю окно и кричу ей: «Осторожней!» И следующая моя мысль… надо спасать! Выбегаю на улицу и чувствую что-то с ногой, а девушка благополучно зашла в подъезд. Через пару минут она вышла с парнем, который начал что-то кричать, схватив её ладонь. Наверно, у неё в голове лишь: «Что ты впустую рот открываешь, не слышно ничего, сам с собой, что ли скандалишь? Пойду я… удачи». И, по-моему, я оказался прав, она резко освобождает свою руку и, обернувшись, продолжает напевать какую-то песню и вновь без последствий преодолевает полосу огня. Я же сижу на асфальте, слышу приближающиеся звуки  полиции и скорой. Мне прямо на месте оказывают помощь, пуля, к счастью, лишь слегка коснулась правой ноги. Всё улеглось, и я вернулся к своей статье, а точнее отправился на поиски этой самой статьи. Конечно, из головы не выходила девушка в наушниках, позже я её прозвал radio-girl (изобразив её по памяти на листочке, я решил подписать рисунок именно по английский и повесить на холодильник). Каким-то образом это отпечатывалось на времени поиска темы для моей колонки в газете. Вдобавок погода отнюдь не радовала, небо, словно полиняло (ещё сначала осени), стало тусклым, серым, в общем, эта тягучая, мокрая осень многим наскучила, казалось, ни что не спасёт от этой всеобщей скуки. Почти ни одного солнечного дня и постоянные оглядки вокруг в надежде разглядеть среди не многолюдных улиц ту девушку. Пару раз мне это удавалось, но по каким-то стечениям обстоятельств я её терял из виду. Утешало лишь то, что иногда тётушка осень осыпала снегом, превращая всё вокруг в белоснежную сказку с отовсюду звучащими звуками музыки таких диско групп как: «Ласковый Май, Мираж, Студия восемьдесят, Romantic-three hundred six совместно с Natali Song и других». Это предавало настроения и уверенности в том, что я обязательно встречусь и заговорю с этой девушкой! Однако сказка превращалась в лужи – музыка кончалась. Воцарялся круглосуточный дождь, поначалу ливневый, затем моросящий, надоедливый, вгоняющий практически каждого в депрессию. Я пытался справиться с этим, одновременно выгоняя radio-girl из головы. Ненадолго избавляясь от мыслей о ней, я вспоминал про свою статью. Скитался  по городским просторам, увидав много интересных мест, послушав уличных музыкантов, доставляя своему слуху сладкую истому, я оценивал игру актёров и наблюдал за ловкими и смелыми животными, ищущими тепла и уюта у людей. Покупал пластинки и кассеты, у меня всегда с собой был небольшой магнитофон, кого-то это раздражает, а кто-то улыбается со всей искренностью. И наконец, бесснежно-морозным утром ноября я увидел на крыше пятиэтажного дома какую-то девушку, у неё на руках было что-то завёрнуто в простыню. В голове пробежала страшная мысль, вдруг, это ребёнок?! Я поспешил туда… на крышу, домофон не работал. Как только я добрался туда, я сразу же стал отговаривать её от поспешных поступков. Девушка не сопротивлялась, не решительно повернувшись ко мне лицом, в её глазах было столько боли. Она протянуло мне то, что было свёрнуто в простынку, сказав: «Он умер ещё вчера…» Рассудок помутился от сих слов, однако, я сумел схватить девушку вместе с ребёнком, прижать к себе и не отпускал. Она, держа сына в руке, уснула. Не понимая, что я делаю, я боялся хоть чуточку шелохнуться. Ветер аккуратно касался её локонов, простираясь невидимой дымкой по коже лица. Проведя в одном положении несколько часов, я вспомнил про radio-girl, подумал, как бы хорошо было, если не случилось этой ужасной ситуации, а на месте этой бедной девушки была она. Я уставал, тело ужасно болело от неподвижности, но не сдавался, терпел. Окончилось всё тем, что перед моим лицом несколько людей махали ладонью, били по щекам, так как я совсем потерялся, не окликаясь на их всевозможные попытки начать разговор. С какой-то попытки у них удалось вытащить меня из тишины. Я осмотрелся и вздохнул с облегчением, кажется, это пришли за ней, она не одна. Впрочем, бросать я её не собирался, после всей истории мы стали лучшими друзьями. На похоронах её сына я тоже присутствовал. Но до этого люди, пришедшие за ней, её родственники (с ними я познакомился немного позже, кроме брата, который представился мне Игнатом), попросили меня пройти с ними. Девушка была совершенно в плохом состоянии, и я настоял на том, что сам отнесу её. Ребёнка же взял её брат. Меня ждали некоторые разбирательства, несколько дней за решёткой, пока Арина (имя девушки) полностью не оклемалась, объяснив всю ситуацию.

«Да что же это такое, опять отвлекают своей музыкой! Это я про радио «Белка». Впрочем, соглашусь, что вкус у них, что надо, от самых старых рок-н-рольных композиций до самых новых диско хитов. Ты уже справился с первой частью?»

— Мяу! Часть вторая!

«Весёлая!»

— Немного отойдя от того случая, взял отпуск, буду проводиться беззаботные деньки со своим котом и мечтами о radio-girl. 

«Анна-Анна её величать».

— Да? Откуда знаешь?

«Я автор же».

— Ой, а я-то прям не в курсе дел был. А фотография есть?

«Да, смотри и завидуй».

— Хвалю-хвалю, красивую выбрал себе девушку и имя какое, не уступает моей Сонечке.

«Помимо красоты у неё ещё и других положительных сторон навалом».

— А ты сомневаешься в моей Сонечке?

«Нет, что ты, нисколечко!»

— Так-то. Дай продолжить. В истории ты её называешь radio-girl и это уже не изменить.

«Как скажешь, Кеша».

— Кипит утро…

«Как оно может кипеть?»

— Перестань. А-то злится, буду! Всю комнату переверну, ты уже знаешь как это!

«Есть, сэр!»

— Неужели. Бурлит утренняя жизнь, тётя Валя подметает улицу, радио «Белка» как всегда что-то играет, вкус у него, что надо от моих самых любимых рок-н-рольных композиций до самых новых диско хитов! Думаю, пора бы выпить кофе, не изменяя своей привычке, сделать это на крыше, проказница-ночь уже за горизонт канула, понаблюдаю за «детским» солнцем. Вода вскипела, вылившись на газовую плиту. Ну, её! Буду пить кофе только с молоком, так намного вкуснее, горячее или холодное. Но где же оно? В холодильнике нет, на столе пусто, на полу… так вот, кто тут свои порядки наводит! Кеша, ну, что же ты? Не спросив, гордо хвастаешься капельками молока, оставшимися на твоих усах? Придётся идти в магазин, тебе, чего прикупить? Хотя, чего я спрашиваю? Пошли со мной, сам выберешь, погодка отличная, солнечная, но не вздумай идти без шарфа и шапки! А-то опять как в прошлый раз будешь жаловаться, ворчать как старый бородатый кот! И чего ты смотришь, на руки хочешь? Сам добежишь, не маленький! Всё, давай, идём, не беги вперёд меня, а-то опять куда-нибудь налево завернёшь и найдёшь себе приключений. 

«И как дошли?»

— Без происшествий. Магазин оказался закрыт, открытие через полчаса. Что же, Кеша, мы будем делать? Хочешь к Сонечке? Ладно, будь, по-твоему! Только дорогу покажи, я уж позабыл… сюда? уверен? Хорошо, через базар так через базар. Заодно и молоко там купим и колбаской тебя порадуем, ты ведь её хочешь? Знаю, хочешь! О, кого я вижу, там же Сонька твоя! Никакая колбаса не сравнится! Мне, кажется, она в опасности, перед ней там крутятся пару здоровенных котов с меня ростом. Помоги ей, освободи из плена, твоя ж возлюбленная всё-таки!

«Не струсил?»

— Я-то и испугался? Ни за что! Я поступил как супергерой, разогнал этих голодяев и гордо взял её за лапку и познакомил с тобой, раньше ты её только далече видел. 

«Отважный, молодец!»

— Я ж не ты. Увидел ту свою девушку в наушниках, примеряющую зимние шапочки.

«Струсил?»

— Кто-то же тут автор? Нет, но, что толку-то, пока я не начал пинаться, ты сам не решался! После ситуация не сильно улучшилась, ты стоял как вкопанный, молчал, она тебя даже не замечала. 

«Рассказывай с моих слов».

— А потом она повернулась и я, подумал, что это она мне улыбнулась, проделал тоже в ответ, но я был не причём. Она радовалась погоде и, видимо, какой-то весёлой песенке. Но, как правило, не удача – не проигрыш, не означает, что нужно остановиться. Это ты меня сейчас со своей Соней научил, дай Кеша лапу, пожму в знак благодарности, поблагодарю. И ещё мы  и твоей кошкой сходим в колбасную лавку, там выбор богатый, устроишь Сонечке праздник. И меня приглашаешь? Я, конечно, с удовольствием соглашусь. А что будем пить? Сок желаешь? А какой? Яблочный, апельсиновый и молочный коктейль с мороженым? Отличный выбор, сэр, Вы не подряжаемы!

«Намечается пати, круто!»

— Как Кеша был счастлив, бегал по лавке и спрашивал у господина  Беззубова, какая колбаса лучшая из всех представленных. Он выделил три марки, это была сырокопчёная колбаса: Ижевская, Партийная и Путинка, последнюю мы сразу отбросили и взяли две первые. По пути домой, мы болтали, смеялись, мяукали. Дойдя, я оставил Кешу и Соньку наедине, сказав, что бы стол готовили. И наконец, довольный, взял чашку и направился на крышу дома своего. Меня снова ждал сюрприз, уже не ужасный какой с Ариной случился, а такой, от которого хочется прыгать как маленький ребёнок. Ещё поднимаясь по лесенке, ведущей на крышу, я краем глаза заметил девушку. Какое чудо, что это оказалась radio-girl!  
Только, что она тут делает? Интересно, хотя, какая разница, в любом случае меня это очень радует! Закончив рассуждать, я, было, замер волнение вновь переполняло меня, но вспомнив про Кешу, я поднялся и присел рядом, попытавшись заговорить: «Не правда ли красиво? Можно сидеть тут и смотреть часами на сей прекрасный вид вокруг нас. А мой кот со своей любимой сегодня женятся, наверно, Вы подумали, что я сумасшедший, говорю так про животных, да нет, вполне здоровый, я просто уважаю их и всем сердцем обожаю. Надо бы Кеше, моему коту, попугайчика купить, он давно просит. Я тоже сначала испугался, ишь чего удумал, бедную птицу скушать? Но он тут же обнадёжил меня, что с Габриэлем, так он будет величать его, он хочет завести чистую, искреннюю дружбу. А ещё он сообщил, что ему нравится, как они поют. Интересный он у меня, необычный. Может, теперь Вы о себе расскажите, чем в жизни занимаетесь? Я, например, пишу статьи для своей колонки в газете, работа не строгая, что мне покажется угодным, то и принимают. Молчите, Вам скучно? Можно я поинтересуюсь? Я видел, как Вы ругались с парнем в то утро, когда Борька-хулиган устроил… что б его током!.. Сколько это будет продолжаться? Наша доблестная полиция бездействует, каждый раз отпускает его на волю. Куда Вы? не уходите… Вам, что совсем не нравится наша беседа? Но я…

«Что я?»

Я хотел спросить, кем тот парень ей является. Но она уже спускалась в подъезд, и её было не остановить. Я второпях забежал к моим молодожёнам, что бы сообщить, что я, скорей всего, не смогу присутствовать на их празднике. Они должны меня понять, я, кажется, влюблён в эту девушку. Сонька и против слова не сказала, но к моему удивлению, Кеша сначала немного пороптал, покричал и только после успокоился. Я объяснял ему: «Пойми Кеша! Я не могу жить без неё! И пусть это звучит как бред, но это так. Эта девушка не просто какая-нибудь очередная, а  особенная, другая. Я знаю, что ты не очень любишь слушать эти нюни. Но пожелай мне удачи! Я постараюсь успеть к застолью!»

«Я побежал за ней?»

— Да, она твоё всё!

«Согласен. Она… она…».

— Не старайся, иди и целуй!

«Целовать? Возможно, она даже не знает, что я бывает, провожу с ней время, а ты говоришь целовать».

— Тише, читатели ждут… 

«Да, проявим уважение».

— Я бежал вон из подъезда, несколько раз, чуть не упав с лестницы. Мне повезло, что Radio-girl не успела уйти далеко за тот промежуток, который я объяснялся Кеше, пробежав всего пару километров вдоль улицы, я достиг её. Удача, которую мне пожелал Кеша, была  со мной, ведь я выбрал правильную сторону направления. Вот только она опять была не разговорчива. Ну, ничего не проблема, сейчас исправим! Куда это Вы направляйтесь? Я Вам не надоедаю?  Нет? А от себя скажу, что мне с Вами очень интересно общаться. Вы такая странная, постоянно с наушниками в ушах. Хотите, я угадаю, какая сейчас мелодия у Вас играет? Это, наверное, Турбомода и их романтическая песня «Не плачь», а, если у Вас что-то другое играет, то, думаю, что она бы Вам понравилось, я бы хотел спеть её для Вас, пусть и не умею или только считаю так. А как Вы спите? Вы их когда-нибудь снимайте? А в душ как? А хотите, я Вам расскажу, как один мальчик мечтал вновь увидеть фиолетовое небо, которое ему якобы запомнилось с трёхлетнего возраста. По его словам, он тогда гулял с маленькой девочкой Алиной… Ладно, давайте не об этом. Можем помолчать, побродить, не вспоминая про дела. Вам не холодно, дать курточку? Хотя, чего уж там, декабрь нынче тёплый. Как же с Вами всё-таки забавно! Куда Вы направляетесь, Вы хотите отобедать, разве уже обед? Как всё быстро, недавно сидели с Вами на крыше, а уже идём обедать, куда только летит это время. А куда, в ресторан, в какой, на Нижнекамской Полосочка в клеточку или Юбочка в трубочку? И кто им только подсказал так назвать свои рестораны, какой идиот, или Вам нравится? Я много говорю? И вправду, зато они лучшие в городе. 

«Ты ни на шаг её не отпускал?»

— Я продолжал безумолчно болтать, мимо нас звенела тройка прекрасных лошадей. Я изрядно замёрз и на несколько минуток даже затих, пока моя рука не потянулась к двери и не придержала её, дождавшись, когда зайдёт Radio-girl, затем и я сам нырнул вовнутрь. Обогрелся быстрёхонько и вновь завёл беседу. Я сяду за Ваш столик, свободно? Спасибо, что разрешили. Мне, пожалуйста, тоже, что и она, я уверен, что у неё хороший вкус.

«Однако не всё пошло гладко?»

— Вдруг, я услышал: «Разрешите?» Ко мне ко мне обратился молодой человек, тот самый, от которого она так безразлично ушла, не став выслушивать его. Я не стал возражать и освободил место. Но что же творилось внутри, огонь горел и полыхал! Я спрашивал себя, неужель меня вновь постигла неудача, имею ли я право мешать им, может, они влюблены друг в друга по уши? Кто знает, какие планы у них, свадьба, дети? Но судя по тому поступку что-то не похоже.

«Что же ты предпринял?»

— Ничего, всё само наладилось. Парень на весь ресторан разорялся: «Кто этот придурок, я днём и ночью работаю ради нас, а что делаешь ты?! шляешься с кем попало!» А она снова его прокатила, встала и направилась к выходу, молодой человек сразу же замолк, с досадой посмотрев ей вслед. Я выбежал за ней и вдогонку крикнул: «Пожалуйста, выслушайте меня, возможно, это глупо, но я люблю Вас!» и упустил…

«Не может быть, ты её не удержал?!»

— До следующего дня. Именно с него мы садимся за барную стойку в том же ресторане, не спеша пробуем различные напитки и болтаем до позднего вечера, точнее я, а она покачивает головой под свою музыку в ушах. Мы живём таким образом, что я люблю и смотрю на неё, а для неё я как прохожий, идущий с нею по жизни, но этим счастья моего не унять. Мы живём прогулками в ресторане и на крышах. Порой, я хожу в гости к Кешке и его жене Соньке, radio-girl тоже куда-то исчезает, вряд ли к тому парню, но мы всегда возвращаемся друг к другу и я делаю миллион попыток, что бы её поцеловать…

«Поздравляю Кеша ты будущий писатель!»

— Ух! Благодарю!

«Лови ключи от моей квартиры, это мой подарок на свадьбу!»

— Спасибо большое! Айда отметим это событие! Может, к вам на крышу?

«Почему бы и нет? Сейчас со стола всё соберём и рванули!»

— Мяу! Конечный конец!

Я, Кеша и Сонька направились на крышу, нас там ждала моя любимая и леденящий свежий воздух! Мы веселились до утра…

.10:31 15 февраля 2012. Анюта, очень прошу, только никогда не плачь...

P.S. В шестьдесят лет я всё же поцеловал radio-girl, это было умопомрачительно! Она даже мне пощёчину дала, но вскоре вовлеклась.

Обсудить у себя 7
Комментарии (3)
Браво!
)))
Благодарю, приятно!)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Коты, как люди, они крайне странные существа. Их, порою, не понять, их грусть, печаль иль счастья поток из ниоткуда. И капризов, хитрости хватает. И без нежности, тепла прожить они не могут. И в общем-то — это лишь начало всего того, что нас удивляет и необъяснимостью манит.→ к записи.